21:01 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
Название: Терпение - добродетель.
Автор фанфика : morendo
Фендом: СПН РПС
Дисклеймер: отдаю все права правообладателям
Пейринг: Джаред/Дженсен
Рейтинг: PG-15 (возможно R)
Жанр: романс, сказка
Cтатус: завершен, но возможен сиквел
Предупреждения: слеш, ООС, мпрег, сироп
Примечание: Написано на Джаредотопный кинк фест по заявке: Устройство мира таково, что некая каста/соцгруппа является привилегированной и более богатой по сравнению с другими. Очень престижно отдавать своих детей в супруги представителям этой касты. Джаред – богатый и знатный аристократ, он встречает на балу Дженсена (тому 15-16 лет), который родом из обедневшего семейства. Брак с Падалеки – выгоден семейству Эклзов. Дженсена отдают Джареду. Дженсен до этого был влюблен в кого-либо и ненавидит Джареда заочно, понимая, что, став супругом, уже не вернется назад в родной дом.
Кинк – своенравный, капризный Дженсен и терпеливый, заботливый Джаред (который намного старше Дженсена), пусть Джаред снисходительно терпит все капризы Дженсена, и постепенно мальчик влюбляется в него. Хочется увидеть будни Дженсена – он ухаживает за домом, ждет мужа, со страстью отдается ему по ночам и все такое. Расцелую за Мпрег и пару-тройку детей.

От сегодняшнего приема у герцогини Феррис Джаред уже ничего не ждал. Он посещал всевозможные балы примерно раз в два месяца, и неизменно его ждали лишь скука, знакомые до боли лица и разговоры, вертящиеся исключительно вокруг погоды и выгодных сделок. Джаред с огромным удовольствием вовсе перестал бы ходить на подобные мероприятия, но стареющие родители все уши ему прожужжали о том, что время не ждет, и двадцать восемь лет самый подходящий возраст для брака. Да и он сам, глядя на своих ровесников, уже обзаведшихся семьями, чувствовал, что пора бы остепенится, найти достойного юношу или девушку и дать своим родителям понянчить долгожданных внуков. Десять лет назад, когда граф был еще совсем юн и неопытен, он старался попасть на каждый прием, проходящий поблизости. Горячность молодости порой толкала его на настоящие безрассудства, о которых сейчас он мог вспоминать со смехом с примесью стыда. Тогда Джаред шел на каждый бал с замиранием сердца и твердой уверенностью, что вот как раз сегодня наступит его час, и он встретит того единственного человека, с которым захочет провести жизнь. Но каждый бал неизменно заканчивался разочарованием, и надежда на счастливый брак становилась все призрачнее. В конце концов, молодой граф Падалеки отчаялся отыскать свою вторую половинку и планировал просто найти привлекательного спокойного юношу, основой союза с которым бы стало взаимное уважение. Он уже почти обручился с одним талантливым молодым аристократом, но в последний момент выяснилось, что это обычный мошенник, выдающий себя за другого. Молодой человек был потрясающим актером. За два месяца встреч он нигде не прокололся, изображая перед Падалеки герцога, увлекающегося на досуге живописью. Художником, к слову сказать, самозванец был неплохим, звезд с неба не хватал, но рисовал вполне прилично.
Подобный обман, произошедший около полугода назад, заставил Падалеки еще внимательнее присматриваться к потенциальным женихам, и процент успеха при таком раскладе, по мнению его друга Чада, стал стремительно приближаться к нулю. С этой безрадостной ноте Джаред заметил, что его карета остановилась, и слуга уже открывает дверь.
Бальный зал был как всегда полон, потому что герцогиня Феррис, славящаяся своими лояльными взглядами, приглашала в отличие от других аристократов не только сильных мира сего, но и дворян поскромнее, из обедневших или близких к тому. Благодаря этому Падалеки мог обнаружить, что помимо уже поднадоевших почетных персон на приеме присутствуют те, кого он видел впервые. Его внимание сразу привлек совсем юный мальчик лет шестнадцати широко открытыми глазами осматривающий шикарное убранство особняка. Он был так мил и непосредственен, что невольно привлекал внимание. Падалеки как обычно окружили его тетушки, великосветские сплетницы со стажем (самой младшей было не меньше пятидесяти). Он умудрялся вовремя кивать и поддакивать, даже не вслушиваясь в их бессмысленную болтовню, то и дело поглядывая в сторону юноши, явно впервые увидевшего светское общество. Сейчас Джаред даже в каком-то смысле был благодарен этим бестолковым кумушкам, так как общение с ними позволяло ему свободно наблюдать за интересующим его мальчишкой, не привлекая внимания. Но, похоже, не только его внимание было направлено эту сторону. Вскоре к объекту его наблюдений подошел молодой человек, очевидно намеревающийся познакомиться. Юноша моментально нахмурился и, бросая односложные ответы, всем видом показывал, что навязанное общение ему неинтересно. Аристократ смешался и вскоре отошел, но ему на смену подбежал господин в годах, очевидно, какой-то родственник миловидному юноше. Он бурно жестикулировал и что-то втолковывал подростку, но тот в ответ вначале лишь обиженно отворачивался, а потом и вовсе вступил в спор, привлекая внимание стоявших рядом аристократов. Мужчина тут же извиняющееся заулыбался окружающим и, схватив юношу под руку, потащил вглубь зала. Развитие событий нешуточно заинтересовало Джареда и, забывшись, он перестал контролировать свое внимание, приклеенное к удаляющимся спорщикам. Это сразу было замечено собеседницами.
- Не понимаю я Саманту, - начала одна из них. - И зачем она приглашает на свои балы кого попало. Они совершенно не умеют вести себя в высшем обществе.
- Ты не права, Сэра, - вступилась ее кузина, отличавшаяся более мягким нравом. - Семейство Эклзов было довольно известно до того как Алан вложил все свое состояние к акции той строительной фирмы..
- ... которая еще потом с таким шумом обанкротилась, - перебила ее Сэра.
- Да, - продолжила та. - Алан тогда потерял почти все свое состояние и теперь вынужден уповать только на то, что ему удастся получше пристроить своих детей.
- Это его сын? - переспросил Джаред, занятый раздумьями только в одном направлении.
- Я так думаю, хотя прежде его никогда не видела. Алан обычно везде присутствовал со своим старшим сыном, Джошем, но как я слышала, тот недавно выгодно женился на герцоге Сингере из соседнего королевства. Кажется, они познакомились на охоте.
- Погоди, - перебила ее до того помалкивающая графиня, - герцог же ему в отцы годится.
- Нет препятствий для искренней любви, - язвительно произнесла Сэра. - Особенно когда это любовь к деньгам.
- Ты неисправимо скептична, дорогая, - вздохнула ее кузина. - Впрочем, как бы то ни было, похоже, Алан взялся за среднего сына, Дженсена. Но, судя по всему, тут ему предстоит побольше потрудится. Юноша не слишком сговорчив.
- Я слышала, что герцог, прежде чем свататься к Джошу, предлагал руку и сердце Дженсену, но тот не только отказал, но еще и изящно проехался по поводу возраста "жениха". Алан тогда чуть не поседел со страху и спешно подсунул оскорбленному Сингеру своего старшенького.
- Ну надо же, никогда бы не подумала.
- Извините, - был вынужден перебить их Джаред отчаявшийся дождаться паузы в беседе, - вы не могли бы представить меня ему?
- Кому, Дженсену? - удивилась графиня.
- Да.
- Зачем тебе это, дорогой?
- Неужели тебе понравился строптивый мальчишка? - усмехнулась Сэра.
- Не знаю, - уклончиво ответил Джаред, и продолжил, очаровательно улыбнувшись. - Но горю желанием это выяснить.
Тетушки предсказуемо растаяли, не устояв перед обаянием графа, и обещали непременно познакомить его с Дженсеном Эклзом. Заметив неподалеку отца юноши, заинтересовавшего их племянника, они решили не терять времени даром. И вскоре Джаред был представлен Эклзу-старшему.
- Очень рад знакомству, ваша светлость, - широко улыбался Алан.
- Взаимно, - улыбнулся Джаред в ответ. - Я слышал, вы привезли на бал сына, - не откладывая в долгий ящик начал Падалеки.
- Да-да, сына, - Эклз прямо лучился радостью
- Я могу с ним познакомиться?
- Да, конечно... но, - улыбка мужчины заметно угасла. - Только он у меня малость своеволен, ваша светлость. Вот вбил он себе в голову, что я его насильно замуж выдать пытаюсь, и теперь кто к нему не подойдет всем дерзит без разбора. Не поймите меня неправильно, мальчик он славный... да боюсь, что и вам дерзить начнет, особенно как узнает что вы граф… - сообразив, что ляпнул лишку, Эклз смешался и замолчал.
"Догадливый мальчик. Боится, что ради титула отец его и за монстра замуж выдаст не раздумывая" - подумал Джаред, а вслух сказал. - На счет этого не волнуйтесь. Вы представьте меня своим старым знакомым, к примеру, соседом по поместью.
- Но... - ошарашено начал Алан, но быстро передумал. - Как вам будет угодно, ваша светлость.
Дженсен обнаружился возле роскошного фонтана в центре зала. Он любовался прекрасными скульптурами, и на юном лице было столько наивного восхищения, что Джаред замер очарованный. Вблизи юноша был еще более красив. Густые русые волосы чуть выше плеч, зеленые глаза, хрупкая юношеская фигура - все было безупречно.
- Дженсен, - привлек его внимание отец, я бы хотел тебя кое с кем познакомить.
младший Эклз нехотя оторвался от созерцания и повернулся в сторону Падалеки.
- Это... - замялся Алан, но Джаред ему помог:
- Я помещик, сосед вашего отца, меня зовут Джаред Падалеки, - искренне улыбался граф, протягивая ладонь.
Выражение лица Дженсена из нахмурившегося трансформировалось в удивленное, с легким оттенком недоверчивости:
- Дженсен Эклз, - осторожно ответил он на рукопожатие.
- Я, пожалуй, оставлю вас, - ретировался старший Эклз, решив не мешать молодым людям. Они даже не заметили его ухода.
- Очень приятно познакомится. Ваш отец много о вас рассказывал, - энергично продолжил беседу Падалеки, маскируя интерес за обычным светским участием.
- Взаимно, - все так же немногословен был собеседник, но вдруг продолжил. - В смысле взаимно приятно. Потому что на счет второго не могу согласиться, боюсь, что про вас мой отец не упоминал вовсе, - добавил он, испытующе глядя Джареду прямо в глаза.
- Это неудивительно. Я слишком часто гостил у родни, в городе, и боюсь, совсем забросил свою усадьбу, - виновато развел руками граф. - И те несколько встреч едва ли запомнились вашему отцу, - выкрутился он, - Впрочем, это не столь важно. Лучше позвольте спросить, вы впервые на балу герцогини?
- Да, - помрачнел расслабившийся было Дженсен
- Я признаться тоже, - заговорщически произнес Падалеки. - Я прежде никогда не бывал на приемах такого масштаба, и нахожу все просто восхитительным, - вдохновенно врал он. - Аристократы редко поощряют нас своим вниманием. Не правда ли?
- Уж лучше бы совсем не поощряли, - устало вздохнул Эклз.
- Я думаю вам грех жаловаться. Полагаю, женихи из высшего общества выстраиваются в очередь, чтобы потанцевать с вами, - задорно улыбался Джаред
- И не только танцевать, но... - юноша внезапно осекся: - А вы, мне кажется, уже не в том возрасте, чтобы искать себе жениха из элиты, в младшие супруги обычно выбирают лет до двадцати? - заподозрил он неладное.
- О нет, что вы, я не ищу мужа, уж тем более среди аристократов. Я привез на бал младшую сестру. Я думаю, она имеет неплохие шансы завязать выгодное знакомство.
- Мне ее искренне жаль
- Почему же? - неподдельно удивился Джаред
- Она выйдет замуж за человека, который никогда не станет ее уважать. Между ними не будет любви, лишь взаимовыгодное сотрудничество, - погрустнел Дженсен
- Почему же. Она может влюбиться в порядочного человека и...
- Сказки для провинциалок, - прервал его Эклз. - Он будет видеть в ней лишь человека низшего сорта. Будет считать недостойной его "царственной особы" и даже оказывая милости, не раз напомнит, кто она есть на самом деле и как ей повезло, что она встретила в своей жизни такого замечательного господина, - язвительно изобразил типичного аристократа юноша, даже не представляя как похоже это на парочку знакомых Джареда из высшего общества.
"Так вот почему он боится брака" - подумал Джаред: "Хотя что-то подсказывает мне, что дело не только в этом..."
- Простите, - прервал Дженсен сам себя, неловко замявшись. - Я не должен был так говорить. Я уверен, ваша сестра встретит хорошего человека, несмотря ни на что, - Он поднял голову, и у Падалеки защемило сердце от искреннего, прямого взгляда изумрудных глаз
Связных мыслей в голове Джареда почти не осталось, но усилием воли он прогнал туман в голове и спросил:
- Так вы считаете, что любовь между разными сословиями невозможна?
- Да я уверен в этом, - безапелляционно заявил юноша.
- Так говорит только тот, кто не знает, на что способна любовь, - мягко улыбнулся мужчина.
- О, я знаю, что такое лю... - тут к ним подошел Алан и Дженсен замолчал на полуслове
- Я смотрю, вы уже подружились, - просиял вернувшийся господин Эклз.
- О да, я как раз хотел пригласить Дженсена посетить литературный вечер в моей городской квартире, - нашелся Джаред. Ему ужасно не хотелось упускать порывистого и удивительно чистосердечного юношу.
- Как замечательно, - немного замешкавшись, обрадовался Алан
- Вы согласитесь присоединиться к нам, скажем, в субботу? - с огромной надеждой в голосе спросил Падалеки
- Хорошо, - просто улыбнулся Дженсен, - я буду рад.
Празднуя свою маленькую победу, Джаред уже прокручивал в голове варианты, как бы все это устроить, чтобы не выдать своего истинного положения. Он купил маленькую квартирку вдали от центра и инкогнито поселился в ней. В сообщники он выбрал только самых близких друзей, на которых мог положиться, как на самого себя. В назначенный час он принял Дженсена в своей уютной гостиной. У юного Эклза с графом оказалось удивительно много общих тем для разговора. Они могли беседовать часами напролет, в чем-то совершенно соглашаясь друг с другом, а в чем-то выражая кардинально противоположные точки зрения, причем юный Эклз отстаивал свою позицию всегда весьма бурно. Правда относительно нескольких тем Дженсен отмалчивался, будя подозрения Джареда, но стоило тому легко улыбнуться, и граф забывал обо всем.
Шли дни, дружба между ними крепла, и Джаред уже подготавливал почву для следующего шага, как неожиданный визит Алана поставил все с ног на голову.
- Проходите, пожалуйста, я очень рад вас видеть, господин Эклз, - предложил ему присесть Джаред
- Спасибо. Разговор нам предстоит не из легких, - снял намокший плащ Алан
- Что-то случилось? Что-то с Дженсеном? - встревожился граф
- Это как посмотреть, - уклончиво ответил тот
- Рассказывайте же, - нетерпеливо воскликнул Падалеки.
Эклз собравшись с силами начал:
- Вы знаете, какие слухи ходят о вас и Дженсене?
- О нас ходят слухи? - насторожился Джаред.
- Да, недавно графиня Кортез видела вас с моим сыном на прогулке в парке. Она говорит, вы сделали вид, будто впервые ее видите и быстро свернули на тропинку и избегая встречи. И этот случай, увы, не единственный, - теребил в руке край сюртука Алан. - Кроме того, вы ведь так и не сказали Дженсену, кто вы есть на самом деле?
- Нет.
- Вы знаете, что в свете говорят, будто вы дурачите моему сыну голову и... прости господи... нет, не могу вам этого сказать, - опустил голову мужчина.
- Говорите же, я прошу.
- Говорят, будто вы намерены обесчестить его и посмеяться над наивностью сына простого помещика.
Глаза Джареда потемнели:
- Неужели вы в это верите? - мрачно спросил он
- Нет, конечно, упаси боже, - моментально ответил тот. - Но тут важно не то во что верю я.
- Важно мнение высшего общества, - понимающе протянул Падалеки
- Да, - нехотя согласился Эклз. - Поймите меня, пожалуйста. Мне Дженсена еще замуж выдавать. А тут такая слава. Боюсь, что его и сейчас с такой репутацией уже ни один порядочный джентльмен не возьмет в свой дом, - цепко поглядывал за реакцией Джареда Алан и притворно грустно продолжил. - Придется ему идти за кого попало, лишь бы вовсе одному не остаться. А люди сами знаете, какие встречаются, станет Дженсен дорогой игрушкой в руках какого-нибудь стареющего изверга.
Он признаться несколько сгустил краски, но на что только не пойдешь, чтобы устроить счастье своего отпрыска. Ничего не подозревающий граф послушно заглотил наживку:
- А что если я сам предложу Дженсену выйти за меня?
Прозорливый Эклз сделал вид, что искренне удивлен подобному повороту:
- Вы согласны будете сделать это?
- Репутация Дженсена будет спасена, и я обещаю, со мной ваш сын никогда не будет ни в чем нуждаться, - горячо заверял интригана Джаред
- Вы сделаете это ради него? Как благородно с вашей стороны.
- Не в этом дело. Я в самом деле очень люблю Дженсена. Вы отдадите его за меня?
- Таким аргументам нельзя сопротивляться, - обезоруживающе улыбнувшись Алан, приняв "нелегкое" решение.
- Я сделаю все, чтобы Дженсен был счастлив, - горячо заверял граф
- Я уверен, вы справитесь, - поднялся из кресла Эклз. - Я думаю, что откладывать церемонию не стоит, и предлагаю провести ее в это воскресенье.
- Вы думаете, следует так спешить? Мы ведь еще не спросили согласия вашего сына, - слегка оторопел от подобной стремительности Джаред.
- О, он согласится, с радостью. Или... возможно, вы боитесь, что передумаете? - поднажал Алан
- Нет, конечно же нет! - решительно опроверг подобное подозрение граф:
- Хорошо. Пусть будет это воскресенье, - согласился Джаред, и мужчины пожали друг другу руки.
Алан быстро откланялся, а Падалеки задумался о том, не слишком ли поспешно все случилось. Нет, он был абсолютно уверен, что любит Дженсена. За эти дни он стал ему самым близким и дорогим человеком. Он думал о Дженсене, и чего греха таить, мечтал о том, как сможет обнять его и сделать полностью своим. До этих пор они даже не целовались и, хотя порой между ними явственно искрило от взаимного интереса, ни тот ни другой не предпринимали попыток выйти на другой уровень отношений, довольствуясь дружбой. Хотя иногда Джаред ловил себя на мысли, что не может отвести взгляда от аккуратных пухлых губ, словно созданных для поцелуев. Но граф вовсе не был уверен во взаимности своего интереса, поэтому и задумался, не совершил ли он ошибку, приняв такой решение за спиной юноши.
"Но, в конце концов, если он не захочет, мы просто отменим свадьбу и делу конец" - подумав так, он успокоился и принялся за приготовления к свадьбе.
Увидеть Дженсена до свадьбы так и не получилось, что серьезно беспокоило молодого графа. Поэтому, подъезжая к церкви, он был готов ко всему. Но вопреки опасениям Дженсен был уже на месте, стоял рядом с отцом, в парадном белом костюме, сидевшем на нем просто безупречно. Правда взгляд, которым он прожег будущего супруга, отнюдь не сулил ничего хорошего и, зная нрав своего несдержанного друга, Падалеки уже приготовился к скандалу. Но свадьба, вопреки опасениям, была на удивление тихой, только когда священник произнес титул Падалеки и его полное имя, Дженсен коротко ахнул и помрачнел еще больше, пробормотав что-то вроде:
-Теперь все понятно.
Когда церемония дошла до сакраментальных "Согласен ли ты?" Джаред ни на шутку встревожился, но Дженсен произнес все что требовалось, правда прозвучали эти слова несколько отрешенно. Падалеки немного воспрянул духом и в конце церемонии даже потянулся за поцелуем, но Дженсен мило улыбаясь, прошептал:
- Не боишься, что я прокушу тебе губу, предатель? - и Джаред быстро чмокнул мужа куда-то ближе к щеке.
- О как это целомудренно, - экзальтированно прошептала старшая тетка Джареда.
- Больше похоже на то, что большего нашему дорогому племяннику просто не позволили, - язвительно заметила Сэра, - представляю, какая веселая будет у них первая брачная ночь.
Когда новобрачные приехали во дворец графа и, наконец, остались наедине, с Дженсена моментально слетела вся напускная покорность, и резко повернувшись к графу, он язвительно произнес:
- Я не мог и предположить что у вас такая шикарная усадьба, помещик, - голос юноши прямо сочился ядом, а глаза опасно поблескивали.
- Дженсен, позволь я все объясню, - начал Падалеки, но был предсказуемо прерван
- Довольно, ничего не хочу слушать, - поднял он руки в защитном жесте. - Я думал мы друзья. Но ты наглядно продемонстрировал мне, что я не ошибался, когда говорил, что все аристократы лживые и самовлюбленные, - голос Дженсена поминутно срывался, подбородок дрожал, и в глазах казалось, стояли слезы. Но только Джаред сделал попытку сократить расстояние, как юноша резко отскочил в сторону и бросился прочь.
Падалеки решил оставить его в покое и дать прийти в себя. Сам, тем временем он терзался мыслями, что все безнадежно испортил.
"Я поступил глупо, и совершил чудовищную ошибку, но еще можно все исправить" пообещал себе он.
К ужину юный супруг спустился уже совершенно спокойным, видно уединение пошло на пользу, но он даже не смотрел в сторону графа. Трапеза прошла в гробовой тишине, и Джаред был несказанно счастлив, когда она наконец закончилась и можно было приняться за приготовления ко сну. Новобрачных проводили в специально приготовленную комнату, но едва их оставили одних, как Дженсен категорично заявил:
- Я буду спать в гостевой комнате.
- В ней не растоплен камин, ты замерзнешь ночью, - готовый к такому повороту спокойно произнес граф.
- Мне все равно, - запальчиво ответил супруг
- А мне нет, я не хочу, чтобы ты простудился - все так же мягко продолжал Джаред:
- Какая трогательная забота, - издевательски произнес мальчишка.
- Кровать достаточно широкая и я обещаю, что не потревожу твой сон.
- Обещаешь, как же. Так же как обещал и до этого?! Неужели ты думаешь, я тебе поверю! - откровенно завелся Дженсен.
- Как хочешь. Твое право, - быстро согласился граф. - Тогда я буду спать на кушетке
- Нет, - заупрямился тот. - Это твоя кровать и я не буду на ней спать!
- Ну, хорошо, - устало согласился Падалеки. - Тогда ты на ней спи.
- Отлично, - резко повернулся Дженсен и, схватив одно из одеял, направился к небольшому диванчику.
- Если ты передумаешь, то в любой момент можешь перебраться на кровать.
Дженсен в ответ только презрительно фыркнул, пробормотав что-то вроде:
- Не дождешься.
- Я хочу, чтобы ты знал, - произнес Джаред. - Я глупо поступил и очень виноват перед тобой. Но я правда люблю тебя.
Ответом ему была лишь тишина.
Джаред весь извелся, лежа на огромной кровати. Он безумно хотел уступить ее Дженсену и самому остаться на неудобном диване, но он понимал, что гордый мальчишка ни за что на это не согласится. Терзаемый чувством вины он уснул далеко за полночь и проснулся перед самым рассветом. Осторожно поднявшись, он посмотрел на своего юного супруга и невольно залюбовался. Во сне тот казался еще моложе и наивнее и был больше похож на уставшего ребенка. Хмурая морщинка, залегавшая между бровей днем, теперь разгладилась, и Дженсен спал, трогательно свернувшись в калачик и подложив ладонь под голову. Юноше было явно неудобно на узком диване и подушка, с таким трудом врученная ему Падалеки из-за постоянного ворочанья упала вниз. Джаред подошел к нему и присел на корточки возле импровизированной постели:
"Если он проснется, то меня ждет настоящая буря" - подумал граф, но решительно наклонился над мужем, и осторожно подхватил его на руки, пытаясь не потревожить сон. Дженсен спал крепко и поэтому только промычал что-то и уткнулся лбом в плечо супруга. Сделав несколько шагов до кровати, Падалеки бережно опустил свою драгоценную ношу на свою постель. Юноша тут же комфортно раскинулся на простыне и, зарывшись лицом в мягкие подушки, продолжил спать. А Джаред сидел рядом, сторожа его сон и украдкой перебирая мягкие русые волосы. Но дел было невпроворот, и вскоре после рассвета граф Падалеки вернулся к своим обязанностям, закрывшись в кабинете.
Дженсен проснулся поздно и в первое мгновение не сразу понял, где он находится, но вместе с нахлынувшими воспоминаниями пришло осознание, что он не помнит, чтобы перебирался на кровать к Падалеки. Скорее напротив он совершенно точно помнил, что не собирался делать этого ни при каких обстоятельствах. Быстро сообразив, что поскольку лунатизмом он не страдает, объяснение может быть только одно, юноша жутко возмутился самонадеянностью графа. Но вместе с праведным гневом невольно закралась мысль, что кровать определенно удобнее дивана, и вообще зря он сопротивлялся. Да и вероломный граф сдержал свое обещание и действительно ничего ему не сделал. Похоже, он вообще руководствовался исключительно добрыми намерениями. Представив, до какой степени он был беззащитен, сонный и ничего не соображающий, Дженсен прочувствовал, до какой степени ему повезло. Да и вечером Джаред казалось, искренне просил прощения. Мысли исподволь начали принимать такой оборот, что злость на Джареда начала уходить, а добрые чувства, испытываемые к другу, возвращаться. Но он мгновенно оборвал себя:
"Нет, никогда я его не прощу. Я докажу Мэтью, что моя любовь к нему по-прежнему сильна. Я не сдамся, граф еще пожалеет о том, что забрал меня из родного дома и разлучил с любимым" - Дженсена даже не смутило, что о возлюбленном он впервые с момента свадьбы вспомнил сейчас, до этого его мысли имели разный эмоциональный оттенок, но были заняты только одним человеком - Джаредом.
Спустившись к завтраку, юноша твердо решил начать действовать и первая его фраза, обращенная к Падалеки, была наполнена укором:
- Я спал просто ужасно. Твоя кровать жутко неудобная. Неужели имея столько денег нельзя найти что-нибудь поприличнее?
Джаред сперва слегка оторопел, но спустя секунду ответил:
- Доброе утро, Дженсен. Я сожалею, что твой сон был испорчен, и если хочешь, мы сразу после завтрака отправимся в город и купим другую кровать. Любую, которая тебе понравится, - тон его был спокоен и доброжелателен, но это только взбесило Дженсена, ибо ответ был совершенно противоположен ожиданиям.
- Обязательно, и, кстати, не забудь о подушках. Они у тебя больше похожи на мешки с песком. Сколько им лет? Наверно ими еще твой дед пользовался в пору своей молодости. И... - Дженсен замолчал, ища глазами к чему бы еще можно придраться. - И что сегодня на завтрак?
- Омлет, - невозмутимо ответил Джаред
- Ужасно. Я не ем яйца.
- А чего бы ты хотел?
- Я... Я всегда начинаю день с фруктового парфе, - безбожно лгал Дженсен. Он ни разу упомянутое блюдо в глаза он не видел.
- Хорошо. Но тебе придется немного подождать, пока его приготовят. Может быть пока что выпьешь сок? - участливо спросил граф
- Я не привык ждать. И ты мог бы распорядиться приготовить его заранее. Хотя о чем это я, тебе ведь наплевать на мои желания, ты даже не удосужился узнать о моих предпочтениях.
- Ты можешь рассказать о них сейчас, - судя по голосу, Падалеки и впрямь чувствовал себя виноватым. Дженсену даже стало стыдно. Но он не мог отступить.
- Я люблю, чтобы во время завтрака на стояли орхидеи.
- Но сейчас ведь не сезон, Дженсен, - осторожно заметил Джаред.
- Я так и знал, что ты найдешь отговорку, - вскинул голову тот и продолжил свой крестовый поход против терпения графа. Но вопреки всем его старанием Падалеки был неизменно вежлив и старался исполнить любой его каприз. Джаред не переставал тепло улыбаться в ответ даже на немыслимые требования, и чаша его терпения, кажется, была бездонной. Секрет был прост, граф быстро разгадал, чего добивается юный супруг на самом деле, и не шел у него на поводу. Да и не мог он всерьез сердиться на наивного мальчишку так по-детски пытающегося с ним сражаться.
Шли дни, у Дженсена уже заканчивалась фантазия в плане своих придирок, но все было тщетно. Взгляд графа был по-прежнему понимающим и ласковым, и дерзить ему не хотелось совершенно. Хотелось напротив чего-то совсем иного. Все чаще Дженсен ловил себя на мысли, что хочет прижаться к широкой груди мужа и сказать, что жалеет о своих порой жестоких словах. Он отгонял от себя эти навязчивые мысли, но злость на тот поступок графа уже полностью испарилась, и как он не пытался культивировать в себе раздражение, все оно растворялось, стоило юноше взглянуть в честные, любящие глаза супруга.
Днем он еще кое-как справлялся, хотя иногда иррациональное желание прикоснуться к Джареду захватывало целиком. А вот ночи стало настоящими пытками. Засыпал Дженсен по-прежнему на своем диванчике, который не согласился сменить на недавно купленную кровать исключительно из упрямства и желания досадить Падалеки, а вот просыпался он неизменно в кровати графа. Правда самого Джареда в постели не было, он был ранней пташкой и вставал чуть свет, в отличии он любящего поспать Дженсена, но факт оставался фактом. Вначале юношу это бесило, потом он смирился перед притягательностью комфортного спального места, а недавно он со стыдом признался себе, что жалеет о том, что не помнит, как граф переносит его в постель. Он хотел почувствовать близость супруга таким, единственным доступным ему способом. Много раз он обещал себе, что не заснет до утра и притворится спящим, когда Джаред возьмет его в свои сильные руки и прижмет к груди. Но каждый раз он позорно засыпал перед самым рассветом и просыпался когда Падалеки уже и след простыл.
Пробуждение в это утро было особенным. Для начала Дженсену показалось странным обволакивающее тепло, погрузившее юноша в состояние близкое к блаженству. Даже не хотелось открывать глаза. Но приятная тяжесть в области талии заставила заподозрить неладное, и вытащило сознание из уютной неги. Приходя в себя, он начал осознавать, что его расслабленно обнимает чья-то рука. Сонно поморгав, Дженсен уставился перед собой и вместо знакомой подушки увидел ворот свободной рубашки мужа. Паника, как ни странно моментально отступила, и Дженсен осторожно посмотрел вверх, намного отогнувшись назад, чтобы не врезаться в подбородок Джареда. Тот безмятежно спал и, кажется, даже улыбался во сне. Полная расслабленность графа оказала умиротворяющее воздействие и на его супруга. Он даже не испугался, обнаружив, что во сне их ноги переплелись, и теперь нога графа зажата между него собственными, что ставило их в еще более фривольное положение.
"А какого черта я собственно должен стесняться", - закралась в сознание Дженсена крамольная мысль. Он перестал бороться с собой и вернул голову в прежнее положение. Устроившись поудобнее, он погрузился обратно в благословенный сон, стараясь игнорировать неровно бьющееся сердце. Чувство, посетившее его, так сильно напоминало счастье, что если бы не туман, окутавший разум, юноша бы не на шутку испугался.
Не прошло и часа, как Джаред резко открыл глаза, и его словно окатило холодной водой, когда он понял, в какой близости находится от своего привлекательного юного супруга. Нет, он, конечно, был бы рад такому откровенному объятию, еще как, но не при обстоятельствах, когда такое вот объятие могло стоить всего, что он пытался построить в течение этого месяца. Так осторожно завоевывать доверие буквально по крупицам и так глупо все порушить всего лишь позволив себе провалится в сон после того как перенес мужа на свою постель.
"Не надо было мне ложиться рядом, ведь как чувствовал, что не удержусь. Слава богу, он не успел еще проснуться" - подумал Джаред. В который раз, коря себя, что не смог сопротивляться притягательности супруга и прилег "на минутку" рядом.
Попытка выбраться лишь привела к тому, что сонные изумрудные глаза распахнулись, и недовольный спросонья Дженсен в упор посмотрел в глаза мужа.
- Это совсем не то о чем ты подумал, - принялся оправдываться Падалеки, понимая, что объяснить неожиданную близость будет не просто.
- А что я должен был подумать? - хмуро спросил Дженсен, маскируя за показным недовольством злость на самого себя, что не смог устоять перед обаятельным графом
- Я не собирался к тебе приставать, просто так вышло...
- Интересно, как это так могло выйти, - язвительно перебил его Дженсен. - Ты перепутал меня со своей подушкой? Или может быть думал, что стоит меня полапать, и я сразу соглашусь стать твоим? - юноша понимал, что несет уже откровенную чушь, но остановится, мешала уязвленная гордость, он думал: "Неужели я так просто поддамся чарам этого... " тут подсознание дало сбой, потому что все эпитеты, которые ассоциировались с мягким и уступчивым графом, никак нельзя было назвать обидными, скорее восхищенными, а этого Дженсен позволить себе не мог, поэтому разозлился на себя еще больше. Он даже не сразу понял, что Падалеки молчит в ответ и выглядит так, будто его ударили.
- Прости, - прошептал юноша, опустив глаза. - Ты не заслуживаешь такого обращения. Ты достоин самого лучшего на свете мужа, я никогда не смогу стать таким. Почему ты выбрал меня? - он вскинул голову, заглядывая прямо в глаза.
- Потому что полюбил, - тихо и совсем не сердито ответил Джаред
- Какая глупость, - ком подступил к горлу и голос сорвался. - Тебе нужно было выбрать достойного аристократа, спокойного и выдержанного, ровню себе, - почему-то подобные слова приносили боль самому Дженсену.
- Брак без любви неполноценен.
- Ты не пробовал
- Брак - да. Но я встречался с одним человеком, пару лет назад. Он казался именно таким, как ты сказал, идеальным партнером для создания семьи. Прекрасно рисовал пейзажи, разбирался в литературе и был равен мне по титулу. Я чуть было не совершил главную ошибку в своей жизни. Мне просто повезло, что он был мошенником, и все выяснилось еще до свадьбы, - невесело улыбнулся Джаред
- Он хотел прибрать к рукам твое состояние?
- Да. Но даже окажись он порядочным человеком, ничего хорошего бы из этого не вышло.
- Потому что ты не любил его? - сердце Дженсена беспомощно трепыхалось в груди.
- Да.
Повисло неловкое молчание. Джаред бы хотел заполнить его словами о том, что настоящую любовь он узнал только сейчас, но не хотел давить на Дженсена. А тот в свою очередь просто не знал что сказать. Очень хотелось верить графу, его словам, его доброй улыбке, но ошибиться теперь казалось самым ужасным. Внезапно Дженсен вспомнил, почему так сопротивлялся этому браку, и ему стало жутко стыдно, что все эти дни он ни разу не подумал о своем возлюбленном. Разозлившись на себя, импульсивный юноша предсказуемо выпустил раздражение на ни в чем не повинном Падалеки:
- Неудивительно. Я же говорил, что аристократы умеют любить только себя, - с этими словами он накинул халат прямо на ночную рубашку, в которой спал и гордо ушел в ванную. Дженсену было так противно от самого себя, от своего отвратительного поведения с супругом, что, едва закрыв за собой дверь, он сел прямо на пол и спрятал лицо в ладони. Джаред проводил юного мужа взглядом:
"А ведь все так хорошо начиналось. Что вдруг произошло?" - подумал он.
Остаток дня Дженсен был удивительно тих и даже не устраивал скандалов по пустякам. И Падалеки скрестил пальцы на удачу, надеясь, что их отношения, наконец, перейдут этот рубеж. Он сидел в своем кабинете как раз после обеда и планировал заняться бумагами, но неожиданное письмо, принесенное ему лакеем, заставило графа спешно покинуть особняк. Дженсен стоял возле окна в их комнате и видел, как тот уезжал. Постояв в задумчивости возле окна еще несколько минут, он увидел, что незнакомый экипаж приближается к воротам.
"Кто бы это мог быть?" - подумал юноша и вопреки обыкновению решил спуститься к неожиданному гостю.
Сюрприз превзошел все ожидания, в огромном холле разговаривал с дворецким тот, кого он меньше всего ожидал видеть. Это был Мэтью, репетитор, с которым у Дженсена был роман.
- Дженни, любовь моя. Как я счастлив тебя видеть, - бросился мужчина к оторопевшему юноше, едва дворецкий скрылся за дверью.
- И я, - несколько скованно ответил Дженсен, неожиданно для себя увернувшись от объятий. Ему почему-то совершенно не хотелось обнимать мужчину, ставшего за это недолгое время ему абсолютно чужим. Все, что раньше радовало взгляд, теперь казалось иным: обходительность начинала казаться жеманной, а страстность - фальшивой.
- Что, даже не обнимешь старого друга?
- Зачем ты пришел? - провожая гостя в комнату, спросил Дженсен, он старался, чтобы голос хотя бы не звучал так отчужденно.
- Соскучился. А ты как я погляжу совсем не рад меня видеть, - с напускной грустью произнес Мэтью.
Дженсен внимательно смотрел в глаза мужчине и не мог найти ни малейшей причины, почему он считал его таким замечательным. А ведь еще пару месяцев назад он так вскружил юноше голову, что тот был искренне уверен, что это самая настоящая любовь. Вежливый, внимательный репетитор по рисованию сумел так втереться в доверие мальчишке, что тот доверял ему все свои тайны. Они даже целовались пару раз, тайком, после чего Дженсен ходил ужасно гордый собой. Он смог обвести строгого отца вокруг пальца и прямо перед его носом крутить роман с учителем. Это позволяло на время забыть о том, что ничего в своей жизни он не решает, и когда придет время отец распорядится его свободой по своему усмотрению.
- Как глупо, - вторя своим мыслям, произнес Дженсен, совершенно не слушая, что говорит собеседник
- Что глупо?
- Прости. Я должен был сказать тебе сразу. Между нами все кончено, - честно признался юноша, чувствуя себя виноватым со всех сторон. И перед своим бывшим возлюбленным, и в особенности перед Джаредом, чью любовь он усердно отвергал, лелея воспоминания, оказавшиеся пустой иллюзией.
- Как так? - оторопел тот. - Ведь ты ради меня пошел на этот брак, когда твой отец все выяснив, пригрозил отправить меня в тюрьму
- Но теперь у меня есть супруг, и мы не должны больше видеться, - Дженсен щадил чувства Мэтью, поэтому не говорил прямо
- Не бойся. Джаред ничего не узнает. Я специально послал ему письмо, у нас уйма времени, - неправильно понял его тот. Дженсен аж задохнулся от возмущения:
- Что ты себе позволяешь?! Неужели ты думаешь, я буду изменять моему мужу?!!
- Какая экспрессия. Жаль, а я хотел по-хорошему, - опасно блеснули глаза мужчины, и в то же мгновение Дженсен почувствовал легкий укол чуть выше локтя. Цепко схватив юношу за плечо, Мэтью нажал на поршень шприца. Опомнившись, юноша резко оттолкнул его, но было слишком поздно.
- Что это, яд? - непонимающе поднял глаза Дженсен
- О, нет, конечно. Что за глупости. Этот состав всего лишь сделает тебя более сговорчивым, - расстегивая пуговицы сюртука, произнес мужчина
- Зачем ты это сделал? - холодея, спросил юноша. Он пошатнулся и схватился рукой за стол, ноги его не слушались.
- Ты умный мальчик мог бы и догадаться, - усмехнулся Мэтью
- Джаред скоро поймет, что письмо было отвлекающим маневром и вернется, и тогда тебе не поздоровится! - бессильно опустившись на колени, Дженсен метал яростные взгляды.
- На то и расчёт, если ты еще не понял, - мужчина явно наслаждался происходящим. - Он возвращается, видит тебя в моих объятиях и сердце, увы, разбито, - притворно жалостливо закончил он. Дженсен абсолютно не понимал, как мог не замечать истинной натуры своего учителя. Но все это отходило на второй план при мысли о том, что почувствует Джаред, увидев подобное.
- Ему-то за что?
- Он сорвался с моего крючка перед самой помолвкой. Если бы не его осторожность, я бы сейчас купался в роскоши. Но вместо меня ты занял это место! - мужчина замахнулся и с силой ударил беззащитного мальчишку, который даже не попробовал закрыться в шоке от услышанного.
- Так это ты тот самый мошенник. И ты решил отомстить ему через меня? - наконец вымолвил Дженсен
- Да. И тут мой легкомысленный романчик с тобой, которым я развлекался в поисках чего посущественней, оказался очень кстати. А я уж думал, что от него не будет никакой пользы. Ты оказался отвратительно целомудренным. Впрочем, хватит болтать, пора переходить к делу, - он легко вздернул юношу на ноги и завалил на стоящий рядом диван. Сопротивление было подавлено грубой силой и, хотя Дженсен сражался изо всех сил, лекарство было сильнее и вскоре его запястья были надежно зафиксированы рукой Мэтью над головой, а вторая руки мужчины уже расстегивала пуговицы на рубашке
- Да, кстати, порадуй меня, покричи. Слуги будут очень заинтересованы тем, как проводит свой досуг юный супруг господина.
Слезы бессильной ярости покатились по щекам Дженсена
- Я убью тебя, клянусь! - шептал он
- Побольше страсти, детка, не скупись, - Мэтью потянулся к шнурку на штанах юноши
В тот момент входная дверь резко распахнулась, и в комнату вбежал запыхавшийся Джаред.
- О Дженни, ты же говорил, что муж еще долго не придет? - мгновенно изменилось выражение лица мужчины, и он будто с испугом отпрянул от мальчишки. Но их позы и внешний вид и без того говорили сами за себя.
Граф Падалеки молча смотрел в глаза Дженсену и тот словно видел себя со стороны: растрепавшиеся волосы, расстегнутая рубашка...
- Джаред, нет, это совсем не то, что ты думаешь, - губы плохо слушались юношу.
"Он никогда не поверит мне" - в отчаянье думал Дженсен: "После того как я себя вел, после того, что говорил"
- О, Дженни, малыш. Мне кажется лгать бесполезно. Твой брак с графом был лишь ширмой для наших с тобой отношений, - притворно участливо проворковал Мэтью.
- Нет, нет! Не слушай его, не верь ему, Джаред, он лжет! - собрав последние силы, выдохнул Дженсен
- Я лгу? А разве мы не встречались с тобой, когда ты жил в поместье Эклзов?
- Да, но...
- Признав одно, признай и другое.
- Верь мне, Джаред, пожалуйста. Я никогда не смог бы изменить тебе, - прошептал юноша, мутнеющим взором ловя выражение лица мужа. - Я люблю тебя, - глаза его закатились, и он провалился в глубокий обморок. Он не видел, как бросился к нему граф, не слышал, как всего парой фраз он заставил мошенника смертельно побелеть и немедленно убраться восвояси. Во власти обморочного дурмана Дженсен видел лишь удаляющуюся спину Падалеки и слышал лишь свой отчаянный крик.
- Джаред! - с этим криком он очнулся и обнаружил себя лежащим на кровати графа.
- Дженс, как ты, - склонилось над ним лицо обеспокоенного Падалеки. Вцепившись обеими руками в супруга, юноша прижался к нему всем телом, словно желая слиться в одно целое и быстро заговорил:
- Поверь мне, пожалуйста, поверь. У меня ничего с ним не было. До свадьбы я встречался с ним, но клянусь, мы только пару раз целовались. Боже как я жалей сейчас об этом. Я думал, что люблю его, но только сейчас понял, как ошибался. То был дурман, наваждение. Только ты всегда был настоящим. Только тебе мне хотелось позволить все. Только с тобой я чувствую себя счастливым. И я никогда не...
Тут поток слов был прерван нетерпеливым поцелуем Джареда. Поцелуй настолько превосходил все испытанное Дженсеном до этого, что он совершенно растворился в наслаждении. И когда их губы рассоединились в голове его не осталось ни одной связной мысли, так что ему пришлось приложить усилие чтобы сосредоточится на услышанном:
- Я не допустил и тени сомнения в твоей честности. Неужели ты мог подумать, будто я поверю в подобное. Ты не способен на предательство, и я был бы последним идиотом, недостойным твоего уважения, если бы заподозрил тебя в обмане. Я верю и всегда верил тебе, - граф обнимал супруга и успокаивающе гладил большими теплыми ладонями по его спине.
- Но я так ужасно вел себя с тобой. И ничего не говорил тебе... - тут Дженсен замолчал, не зная, какие слова подобрать
- Не говорил, но и не лгал. И, не стану лукавить, я догадывался о чем-то подобном.
- Но почему тогда не спросил прямо? - юноша прижался еще крепче.
- Я не хотел на тебя давить и решил, что ты все равно расскажешь рано или поздно. Я ведь не знал, что этим человеком окажется Мэтью, и тем более не подозревал, что он пойдет на такую низость, - Падалеки нахмурился и продолжил. – Господи, как я перепугался. Он ведь ничего не успел тебе сделать? - взяв юношу за плечи Джаред слегка отстранился, заглядывая тому в глаза.
- Только перепугал меня до смерти, - смущенно потупился Дженсен. - Прости, что я не смог отстоять свою честь, он вколол мне какое-то лекарство.
- Ты ни в чем не виноват. Негодяй получит по заслугам. Но довольно об этом, - видя, как нервирует этот разговор юношу, Джаред решил сменить тему
- Полагаю, сегодня ты не уйдешь на свой любимый диван? Как видишь, нам обоим прекрасно хватает места для сна на этой кровати.
- Знаешь, сон это последнее чем я хочу заняться с тобой на этой кровати, - густо краснея но, не отводя взгляда, произнес Дженсен.
- Ты меня искушаешь, - Падалеки завалил супруга на кровать, глаза его слегка потемнели от страсти.
- Пора бы уже тебе искусится, на втором-то месяце брака, - послушно раскрыл объятия задорно улыбающийся Дженсен.
- Ты будешь вить из меня веревки, - притворно вздохнул граф, запуская руки под ночную рубашку юноши.
- Уже вью, - выдохнул тот в губы Джареда и растворился в горячем поцелуе.
Дженсен не представлял, что любовная близость приносит такой фейерверк ощущений. Он совершенно потерялся в этих касаниях, поглаживаниях, поцелуях. Он даже не сразу сообразил, что последние барьеры пали, и он самозабвенно отдает себя в полное распоряжение Джареда. Желание туманило мозг, и даже боль не принесла страданий и не стала препятствием на пути к всепоглощающему наслаждению. В самом конце, от полноты чувств он даже на мгновение потерял сознание, потому что открыв глаза увидел обеспокоенного Падалеки, зовущего его по имени.
- Бог мой, это всегда так приятно? - в голосе Дженсена удивление было напополам с восхищением
- Даже лучше, - облегченно выдохнул Джаред, ласково улыбаясь.
Вскоре после рассвета проснувшийся Джаред, встретился с серьезной проблемой. Как вылезти из кровати, не разбудив при этом обнимавшего его руками и ногами Дженсена. Тот обвил его как лиана и при малейшем движении недовольно хмурился и, не просыпаясь, прижимался еще крепче. Став заложником собственной постели, Джаред погрузился в неспешные раздумья об их с Дженсеном будущем. Убаюканный мирным посапыванием мужа под умиротворяющие картинки их счастливой совместной жизни, он вскоре снова заснул, прижимая к себе свое своенравное сокровище.
В это утро Джаред безнадежно проспал, наверно сказался эмоциональный всплеск произошедший накануне. Да и ночь полная страсти давала о себе знать. Как ни странно Дженсен уже проснулся, и, слегка запрокинув голову, внимательно наблюдал за пробуждением супруга.
- Ну и кто из нас после этого соня? - мягко улыбаясь, произнес он хрипловатым со сна голосом.
- Просто кое-кто здесь слишком соблазнительный и неугомонный, - улыбнулся в ответ Падалеки, и, поцеловав Дженсена в лоб, прижал его к своей груди.
Тут послышался деликатный стук, и лакей через дверь поинтересовался, не хотят ли молодые господа, чтобы завтрак им подали в постель. Посмотрев на покрасневшего Дженсена, Джаред отказался, и пообещал, что вскоре они спустятся к завтраку сами.
- Тебе нечего стесняться, Дженс, - произнес Падалеки, осторожно взяв за плечи отвернувшегося мужа. - Ты мой законный муж, - прошептал он ему на ухо.
- Я знаю, - попытался улыбнуться Дженсен, наклоняя голову к теплому дыханию за спиной. - Но просто то, что было так естественно ночью, днем жутко смущает.
- Кстати, о произошедшем ночью, - на лице Джареда возникло обеспокоенное выражение: - У тебя все в порядке?
- В каком смысле?
- Ну, сильно болит. Ты же был девственником, и я хоть и старался быть аккуратным но... - тут густо покрасневший юноша закрыл ладонью рот Падалеки.
- Достаточно. Я понял, Джаред. Хотя если ты хочешь, чтобы я стал первым человеком, скончавшимся от смущения, можешь продолжать.
- Прости, - произнес Падалеки, отняв ладонь мужа от своего рта и не преминув поцеловать ее при этом. - Все это скоро перестанет так тебя смущать, поверь.
- Ну уж прости, что я до свадьбы хранил невинность и не эксперт в таких делах, - мгновенно нахмурился Дженсен.
- Знаешь, я бы многое отдал за то, чтобы ты у меня был первым, - Джаред бережно обнял мужа, и тут глаза его весело заблестели. - Но в этом случае боюсь тебе пришлось бы выйти за меня, когда тебе едва исполнилось шесть лет.
Легкая шутка волшебным образом сняла нарождавшееся напряжение, и оба супруга весело рассмеялись.
- Ты вообще бываешь серьезным? - притворно возмутился Дженсен, легонько толкнув мужа в плечо, но в его глазах по-прежнему плясали искорки смеха.
- Это ты на меня так действуешь, - шутливо произнес Падалеки, поднимаясь с постели, и подумал:
"А ведь действительно, никогда прежде мне не было так хорошо, так легко на душе".
- Ах, значит я виноват?! - должно было прозвучать грозно, но этому сильно мешала счастливая улыбка на лице Дженсена. Он попытался вскочить, но болезненно скривившись, сел обратно.
- Давай я принесу тебе завтрак сюда, - после секундного замешательства произнес граф.
- Глупости, я вполне могу дойти и сам, - заупрямился Дженсен, предприняв новую попытку встать, но ему предсказуемо помешали. Падалеки аккуратно подхватил супруга на руки.
- Я не позволю тебе мучить себя. Поэтому если ты настаиваешь, на том чтобы спустится к завтраку, я могу предложить сделать это только таким образом, - серьезно произнес он.
Возмущение поднявшееся было в душе Дженсена, как по мановению волшебной палочки улеглось:
- "Вот каково это, оказаться в его руках. Мне так хотелось это ощутить". Но капитулировать без боя было не в характере юноши.
- Я вполне хорошо себя чувствую, - больше для вида сопротивлялся он. Дух захватывало от того, как крепко прижимали его к себе сильные руки Джареда. Так тепло и уютно, что хотелось прижаться щекой к груди мужа и ни о чем не думать.
- Так что ты выбрал? - негромко произнес граф через пару минут, понимая, что еще немного и Дженсен заснет у него на руках. Конечно, подобная перспектива была заманчива для Падалеки, но его юному супругу нужно было поесть.
- Я оставляю выбор за тобой, - сонно ответил юноша.
В тот день они завтракали в комнате, и весь день Джаред вдвойне опекал своего любимого. Дженсен смущался и ворчал, но в глубине души был благодарен мужу за заботу. Через пару дней легкий дискомфорт полностью прошел, и Дженсен был готов к новым ночным свершениям. И хотя Джаред старался сдерживаться, он не устоял перед соблазнительностью юного супруга, прильнувшего к нему, как только они добрались до постели. Падалеки и оглянуться не успел, как оказался полностью во власти пристрастившегося к любовным ласкам мужа. Дженсен раскрепостился и более не стыдился своего желания и откровенности их с Джаредом отношений. Он оказался прекрасным учеником в науке любви, даже слишком, поскольку вскоре Падалеки обнаружил, что стоит им добраться до постели, как все его данные накануне обещания не поддаваться желанию и дать супругу отдохнуть идут псу под хвост. Дженсен умел уговорить, когда хотел, поэтому каждую ночь, а иногда и не только ночью, он отдавался графу с такой страстью, словно это был их последний раз.
Днем сын Алана Эклза вел себя весьма разумно. Читал книги, занимался самообучением, потому что в будущем планировал помогать Джареду вести дела. Но мысли часто были далеко от будничных повседневных дел. Он вспоминал о горячих поцелуях, которыми муж покрывал все его тело, ощущение гладкой и упругой кожи Джареда под пальцами. Вспоминал, как обхватывал его талию своими ногами и скрещивал лодыжки за спиной, помогая проникновению. В общем, все те бесстыдные, но безумно приятные вещи, что они творили.
Стук колес подъезжающего экипажа вывел Дженсена из сладких грез, и, выглянув в окно, он увидел того кого давно уже дожидался, коротая время за фантазиями. Юноша быстро побежал вниз по лестнице, прыгая и пропуская ступеньки.
- Джаред! - кинулся он на шею вошедшему мужу.
- Я тоже по тебе соскучился, - подхватывая любимого, произнес Джаред и поцеловал его. Поцелуй из приветственного стараниями Дженсена очень быстро превратился в страстный и горячий.
- Погоди-погоди, я хотел тебе кое-что сказать, - нехотя отстраняясь и заглядывая в затуманенные глаза супруга, сказал граф. Дженсен встряхнул головой, пытаясь прийти в себя, и выскользнул из объятий.
- Пойдем, - без долгих предисловий потянул он Джареда за собой.
- Постой, я еще даже не разулся, - рассмеялся Падалеки, на ходу скидывая обувь в прихожей. Дженсен ничего не сказал, он уже предвкушал, как они останутся наедине за надежными дверями их огромной спальни. И не он один погрузился в мечты. Джаред, обогнав его на лестнице, первым поднялся на последнюю ступень, и, развернувшись, поднял мужа в воздух, притягивая к себе для поцелуя. У юноши сердце замерло, когда граф закружил его в коридоре, поминутно прислоняя к стенам и жарко целуя. Через полчаса они добрались до комнаты, и Джаред разве что не разорвал одежду на супруге от нетерпения. Дженсен, однако, не остался в долгу и оставил парочку засосов на шее Падалеки. Дальше все слилось в сплошной клубок взаимного наслаждения, так что более или менее трезво мыслить стало возможно только к глубокому вечеру.
- Ты что-то хотел мне сказать, когда пришел? - томно протянул удовлетворенный Дженсен, пытаясь поудобнее устроиться на груди Джареда.
- Да, наверно, - расслаблено ответил тот, предпринимая слабые попытки собрать мысли в кучу. Но этому существенно мешало то, что он продолжал гладить мужа пониже спины, и тот явно не был против, скорее наоборот.
Но тут Дженсен вспомнил:
- "Я же ему даже пообедать не дал после прихода", - запоздало подумал он, устыдившись. Он снял с себя ладонь Джареда и наклонился за одеждой.
- Пора к ужину, - ответил он на невнятный протестующий возглас Падалеки.
- Пожалуй ты прав, - граф внезапно осознал, что зверски голоден.
- У нас еще вся ночь впереди, - многообещающе произнес Дженсен, и Джаред с трудом удержал себя от того, чтобы завалить супруга обратно на постель.
После ужина Падалеки возобновил разговор, так приятно прерванный днем.
- Я вспомнил, что я хотел тебе сказать, вернее спросить.
Внимательный вопросительный взгляд зеленых глаз заставил на мгновение потерять нить разговора.
- Так что ты хотел спросить? - улыбнулся Дженсен.
- Ах да, - очнулся граф. - Как ты смотришь на то, чтобы устроить прием в честь полугода со дня нашей свадьбы? Мои родители как раз на этой неделе приезжают из кругосветного путешествия, в которое отправились год назад. Кроме того, меня давно терзают многочисленные родственники на предмет представления их тебе. Да и друзья последнее время постоянно попрекают меня тем, что я прячу тебя от них. Как ты на это смотришь?
- Ну... я… - в замешательстве произнес юноша. Он, честно говоря, совсем не любил все эти приемы и встречи, да и к высшему обществу относился прохладно. Но Дженсен прекрасно понимал, как важно это для Джареда.
- Да, хорошо, конечно, - мягко улыбнулся он, решительно подумав: - "Что я не перетерплю один вечер что ли?"
- Значит ты согласен? - радостно загорелись глаза Падалеки.
- Да.
Обрадованный граф бросился давать поручения слугам и вовсю принялся за приготовления к приему, который решили назначить на следующую пятницу. Дженсен тяжело вздохнул и морально приготовился к одному из самых непростых дел в своей жизни. В этот раз он не мог просто, как обычно, затесаться в какой-нибудь угол и простоять там весь вечер. Он вынужден будет быть в центре внимания.
- "А что если я совсем им не понравлюсь?" - вернулась усердно отгоняемая последнее время мысль. - "Что если его родители всегда будут видеть во мне простолюдина, обманом женившего на себе их сына. Его друзья сразу подумают, что я ему не ровня, ведь они аристократы, а я не привык ко всем этим великосветским забавам. И мне даже не о чем говорить с его родственниками". - уныло бредя по коридору, думал Дженсен. Но, в конце концов, рассердился на себя.
- "Я тот, кто я есть, - подумал он.- А кому не нравится - их проблемы. Главное что Джареду ведь все равно, что я не аристократ. Ведь ему действительно все равно?” – похолодев, задумался он.
И этот день настал. Дженсен с утра был дерганый и раздражительный, он все ночь не спал, накручивая себя воображением все больших ужасов. Падалеки, в противоположность ему, прямо сиял, но, обратив внимание на бледность спустившегося в завтраку супруга, обеспокоенно спросил:
- С тобой все в порядке? - он протянул руку, чтобы потрогать лоб мужа, но тот увернулся.
- Все хорошо. Просто не выспался, - хмуро ответил юноша.
- Смотри... а то я могу позвонить доктору Джиму Биверу, он наш семейный врач, - надевая пальто, произнес Падалеки.
- Не надо. Иди уже, опоздаешь ведь, - подтолкнул графа к двери Дженсен. Ему не хотелось показывать свою слабость, а чувствовал он себя и впрямь неважно.
Проводив супруга, он отказался от завтрака, потому что его мутило, и строго наказал Мерримену ничего не говорить об этом хозяину. Вернувшись в комнату, он раскинулся на кровати. Все кружилось перед глазами и даже с закрытыми веками создавалось впечатление, что катаешься на карусели. Незаметно для себя он заснул. Проснулся Дженсен как раз перед приездом графа, и, быстро приведя себя в порядок, спустился вниз, дожидаясь Джареда и готовясь принимать гостей.


продолжение в комментариях

@темы: фанфик, Дженсен, Джаред/Дженсен, Джаред, romance, angst, RPS, R

Комментарии
2012-09-14 в 21:02 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
читать дальше

2012-09-14 в 21:03 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
читать дальше

2012-09-14 в 21:03 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
читать дальше

2012-09-14 в 21:03 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
читать дальше

2012-09-14 в 21:04 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
читать дальше

2012-09-14 в 21:05 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
читать дальше

2012-09-14 в 21:05 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
читать дальше

2012-09-14 в 23:44 

KonyLy
:heart: :heart: :heart: :heart: :heart:

2012-09-15 в 00:42 

Потрясающе. Дорогой автор , я в полном восторге от истории. Мальчики такие красивые и такие милые. Дженсен , и правда еще ребенок. Но так же жалко Джареда. Ведь по сути это мать его надоумила не приставать к Дженсену и детей , постараться не заделать. Мне мать Джареда понравилась. Она хорошая, но как сказал потом отец Джареда, она сама была в таком же возрасте, и ни о чем таком не думала. Но я рада что все хорошо закончилось.
Надеюсь, что сиквелл все же будет.:squeeze::squeeze::love::love::love:

2012-09-15 в 17:50 

Классный фик, большое спасибо, :white::red::white:

2012-09-15 в 20:18 

beanka
Замечательный фик :hlop:, какой заботливый Джаред, я даже завидую Дженсену:) И Джеральд вовремя вправил мозги Джею.

2012-09-15 в 20:51 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
KonyLy, Спасибо)

kiss_anna-75@mail.ru, Я очень рада что Вам понравилось. Я не ожидала такого теплого отзыва. Мне приятно)
Мама Джареда была по-своему в чем-то права, но многое не рассчитала.
У меня бывают только Хэппи Энды) Я думаю над сиквелом, чтобы показать уже родившегося ребенка) Но он будет нескоро, из-за учебы.

Iris81, Вам спасибо) Мне очень приятно)

beanka, Спасибо) Да, Джаред и должен вызывать такие чувства) Дженсен тоже хороший просто очень импульсивный)

2012-09-16 в 14:26 

Catyuta
J2 is real! Я просто верю!
morendo, ммм...какое чудо!:heart::heart::heart::itog:

2012-09-16 в 14:58 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
Catyuta, Спасибо) Рада если Вам понравилось)

2012-09-17 в 17:04 

LenaElansed
Жить - удовольствие.
:flower:

2012-09-17 в 23:34 

zezia-koneko
Здорово!!Спасибо!

2012-09-18 в 11:05 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
zezia-koneko, Вам спасибо)

2012-09-18 в 19:59 

lusay66
:white:

2012-09-24 в 12:27 

jultschik
спасибо, очень понравилось :white:

2012-09-24 в 19:10 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
lusay66 Спасибо)

jultschik, Вам спасибо) Мне приятно)

2012-09-25 в 19:42 

Спасибо большое.Очень понравилось. Добрая,нежная история

2012-09-26 в 13:13 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
irik6, Вам спасибо, за такой теплый отзыв. Очень приятно.

2012-11-02 в 17:11 

:hlop::hlop::hlop:

2012-11-07 в 16:09 

Olga-0007@mail.ru
Великолепная история. Очень понравилось. Спасибо:squeeze:

2012-11-07 в 19:21 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
nataliya990, :flower:

Olga-0007@mail.ru, Вам спасибо, за такой отзыв. Это очень приятно)

2012-12-01 в 21:05 

Seleya
Увижу — поверю, сказал человек. Поверишь — увидишь, сказала Вселенная. (c)
Присоединяюсь)) и мне очень понравилось! Мальчики такие чудесные! Спасибо! :red::red::red:

2012-12-02 в 16:42 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
Seleya, Вам спасибо)

2013-01-07 в 04:34 

Спасибо! С удовольствием прочитала! :hlop: :white:

2013-01-07 в 18:08 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
Lukou, Вам спасибо, за положительный отзыв. Очень приятно)

2013-01-08 в 00:30 

LenaElansed
Жить - удовольствие.
перечитала. пойду читать проду :) спасибо :)

2013-01-08 в 13:23 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
LenaElansed, Вам спасибо) надеюсь Вам понравится)

2013-03-23 в 20:42 

EL.Se.
«Попробуй...» — шепнула Мечта. «Бла-бла-бла» — зевнул Похуизм... (с)
это так душещипательно и трогательно, просто нет сил! а мальчики замечательные :hlop:

2013-03-24 в 19:53 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
EL.Se., Спасибо большое за такой душевный отзыв, очень приятно)

2013-05-30 в 11:25 

Anavilante
Человек должен быть наказан за свою глупость
Замечательный, трогательный, няшный фик. Очень понравились моменты мисандестендинга, когда каждый расценивал сказанное по своему. Кстати доктор Бивер получился очень колоритным, несмотря на то, что имел очень мало "экранного" времени, перс имеет право на жизнь!:eyebrow::heart:

2013-05-30 в 18:59 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
Anavilante, Спасибо большое. Очень приятно получить такой отзыв. Прямо бальзам по сердцу) Я даже не знала что это так называется к своему стыду..)
Я очень рада что он понравился, мне самой было интересно писать этого персонажа. Если я вдруг буду писать еще (что врядли) думаю что обязательно его вставлю)

2014-03-18 в 17:17 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Совершенно случайно наткнулась на это чудо и очень рада, что провела с этими героями несколько часов)). Спасибо за трогательную историю :hlop::hlop::hlop: с таким поначалу строптивым упрямцем Дженсеном и таким терпеливым Джаредом)).
История, которую хочется перечитывать уж точно)). И в какой-то мере, история даже поучительна, по крайней мере, для меня)) – чтобы не было неприятностей ни с тобой, ни с будущим ребенком, ни с твоим счастьем, не напридумывай себе бог знает, что, а лучше поговори с мужем и все выясни, и тогда возможно не будет никаких недомолвок и ужасных происшествий))).

2014-03-31 в 15:24 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
К.А.Н., Мне безумно приятно) Я совершенно не ожидала отзыва на этот фанфик. Я очень рада что мою историю можно не только дочитать до конца но и захотеть перечитать. Это очень важно для меня. Как правило все проблемы от того и бывают что люди сами себя накручивают. Особенно это свойственно "молодым и горячим", максималистам в общем) Главное что хорошо закончилось) Одно время я хотела написать к нему продолжение, уже с маленьким ребенком, но потом как то подзабила на это.
Большое спасибо за отзыв!

2014-03-31 в 15:29 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Большое спасибо за отзыв!
На здоровье).
Одно время я хотела написать к нему продолжение, уже с маленьким ребенком, но потом как то подзабила на это.
А я бы почитала :).

2014-04-01 в 17:12 

morendo
Стыдно убивать героев для того чтобы расстрогать холодных и расшевелить равнодушных (Е Шварц. "Обыкновенное чудо")
А я бы почитала
К.А.Н., может быть еще напишу, здесь сообщить могу

2014-04-01 в 17:31 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Ок :)

   

multi_mpreg

главная