18:11 

Наэлектризованно.
Название: Увертюра для троих
Фандом: Стар трек XI
Пейринг: Кирк/Спок, Маккой/Спок.
Автор: irrinnaa
Бета: ave_2006
Тип: слэш
Рейтинг: R
Предупреждение: MPREG, намек на BDSM, AU, ООС, авторский взгляд на характеры персонажей.
Отказ от прав: я даже рядом с ними не стояла.
Количество слов: 4 589



- …и? Джим, сегодня у Спока медосмотр. Постарайся его не задерживать.

- Ладно, конец связи.

«Так нужно» - уверял себя Джим. - «Он не будет прикасаться к Споку больше, чем потребуется для медосмотра», - и, от чего-то вдруг уверенно, - «Спок ему не позволит».

На третьем обороте мантра из этих слов подействовала на капитана, скрывая за собой его ревность и обиду. Спок, как и раньше доверяя Джиму свою жизнь, не мог или не хотел полностью открыться ему. Ни мелдинга, сливающего их души, ни разговоров о личном, ни обмена воспоминаниями – НИЧЕГО. Ничего из того, о чем рассказывал старый вулканец при их первой встрече, зато есть безумные в своей страсти вечера, никогда не переходящие в ночи.

Их ночи - те самые, которых у них нет. И он уже перестал надеяться на что-то другое. Продолжающиеся целый год свидания стали привычкой. Словно еще одна обязанность, в рамках служебных отношений между капитаном и его старшим помощником. Вот только их близость в эти часы заставляет забывать эти недостатки.

Спок редко приходит к нему сам, его вызывает Джим, все чаще перед этим думая, что стоит ему забыть нажать кнопку связи на коммуникаторе и в этот вечер он останется один - никому не нужный капитан спящего корабля. Эта кнопка уже давно стала его фетишем, персональным выключателем гордости – нажми на неё и получишь привычный комплект удовольствий и не более. Но стоило ему привыкнуть довольствоваться этим, как Спок стал меняться. Плавно и неожиданно, теперь и наедине, он всё чаще подчинялся Джиму, претворяя в жизнь дневные фантазии капитана, пока тот стремился довести его до грани и приблизить к разрядке. Ведь за минуты до этого его любовник почти полностью раскрывается Джиму в своём желании отдаться ему, тогда как Джим понимает, что он весь (весь) принадлежит Споку и примет любые отношения с ним, даже если тот всего лишь его использует. Так, за последние 3 месяца, агрессивные поцелуи-укусы, служившие им лишь прелюдией, стали изменяться на трепетные прикосновения губ. А ласки… они появились. Сперва Спок стал позволять трогать себя - прикасаться к своему телу столько, сколько ему вздумается. Он и сам стал ласкать Джима, пока тот привыкал наслаждаться гладкостью кожи вулканца и учился прикосновениями вызывать дрожь в его теле. А в это время в нем росла надежда на их будущее. То, в котором Джим не будет сдерживать свое желание обнять или поцеловать его в страхе быть отвергнутым этим невозможным вулканцем. Их будущее, в котором Спок примет его, полностью ему раскрывшись. Ведь для Джима это не просто приятно проведенное временя как замена настоящих отношений, для него эти отношения уже давно стали настоящими. И теперь, когда у него появился шанс быть ближе с этим эмоционально-тактильным недотрогой… «Черта с два он его упустит», - решил капитан, намереваясь этим вечером показать своему любовнику всю глубину своих чувств к нему.

***

- Доктор.

- Проходите, мистер Спок.

И уже не к нему:

– Мисс Чэпел, я проведу осмотр сам, вы можете идти.

Пройдя в смотровую и выждав, когда медсестра их оставит, Спок обернулся к Маккою:

- Леонард, чем ты руководствовался, назначив мне медосмотр на 3 недели раньше планового?

Доктор подошел к вулканцу. Сложив руки за спиной и окинув его цепким взглядом, он ответил:

- Ты изменился, изменились твои привычки и меня это беспокоит. Так что снимай рубашку и ложись на кушетку.

Спок подчинился. Вулканец изучал потолок, пока доктор скользил над ним медицинским сканером. Положив предмет в сторону, Маккой сказал:

- Пожалуйста, приподними футболку и приспусти брюки, - взглянув на Спока, Леонард заметил приподнятую бровь и чуть дернувшиеся уголки губ. Мысль о том, что вулканца позабавила его просьба, вынудила доктора поспешно добавить:

- Мне нужно кое-что проверить.

Выполняя распоряжение врача, Спок чуть медленнее, чем возможно принялся расстегивать застежку своих брюк. Затем, под пристальным взглядом Маккоя, приподняв бедра, он сдернул вниз брюки и белье, обнажив до самого паха живот. Словно случайно скользнув рукой по лобку, он прошелся пальцами по своему животу и, прихватив край футболки, потянул её вверх, обнажая пупок и плоский живот. Неспешное движение руки всё выше поднимало футболку, обнажая всё больше бледной кожи. Леонард поднял глаза и встретился взглядом с вулканцем.

- Спок, твоя провокация сейчас не пройдет. Я намерен окончить осмотр, – и чуть помедлив, - опусти руки вдоль тела.

- Как скажете, доктор.

Игнорируя усмешку в глазах Спока, чувствительные пальцы Леонарда изучающе заскользили по его животу. Подушечки пальцев врача короткими движениями гладили упругую кожу под пупком вулканца. Надавливая и ощупывая, доктор изучал тело своего пациента, в то время как его пациент изучал своего доктора, отмечая, как на глаза Леонарда легла тень беспокойства, а лоб пересекла нервная линия морщины.

- Спок, какого черта… - у доктора сорвался голос, продолжая что-то шепотом себе говорить, он все чаще неосознанно поглаживал живот Спока, словно лаская изучаемое им место. Затем, прикрыв его ладонью, он с непривычной растерянностью в голосе прошептал:

- Как такое могло случиться?! У тебя тут плод, ребенок, ты беременный…

Медленно приподнявшись и сев на кушетку, Спок ответил:

- Учитывая, какой вид сексуального взаимодействия за прошедшие 4 месяца я предпочитал, а также мою способность к зачатию и количество контактов, то беременность вполне логична.

- Спок! Я ведь стану отцом!

Сойдя на пол и быстро одеваясь, вулканец ответил:

- Теоретически ты уже мог им стать.

- А? Черт возьми, Спок, хоть сейчас не занудствуй! – вскрикнул Маккой. - А срок-то какой?!

Маккой схватил трикодер и принялся лихорадочно в нем что-то разглядывать.

- Предположительно 13 недель и…

- То есть ты знал, но ничего мне не говорил об этом?

- Это были всего лишь догадки.

- Как ты себя чувствуешь? Тошнота, повышенное слюноотделение, раздражительность, тяжесть в груди? – обеспокоено затараторил Боунс.

- Все перечисленные тобой симптомы мне не знакомы.

- Мне теперь понятно, почему ты так много ешь. Но, думаю, тебе стоит сократить перерывы между приемом пищи – когда ты очень голоден, это бросается в глаза, - чуть усмехнулся Леонард, вспомнив, как недавно на его глазах Спок набрасывался на еду. И тут же пряча улыбку, он продолжил:

- Я помогу тебе составить рацион и удобный график питания.

Доктор снова обратил свой взгляд на трикодер, но, не удовлетворившись результатом показаний, он спросил:

- Как ты думаешь, какова вероятность, что у нас будет сын?

Не дожидаясь ответа вулканца, он подошел вплотную к нему и неловко обнял за плечи - потрясенный доктор напрочь забыл про удерживаемый им в руке прибор.

- Предположительно 73% указывают на того, что ребенок будет мужского пола, - не отнимая от себя его рук, ответил Спок. Его остекленевший и направленный в сторону взгляд свидетельствовал о все большем погружении в себя.

- Леонард, нам нужно…

- Да, нам нужно сказать об этом Джиму! – радостно воскликнул доктор, положив на кушетку трикодер. Снова повернувшись к вулканцу, он заметил его задумчивый взгляд. Мягко улыбнувшись, Маккой добавил: – Не волнуйся, я сам расскажу ему о нас и ребенке.

Увидев, что его слова не оказали на вулканца никакого эффекта, доктор положил свои ладони ему на бедра и притянул его к своему паху. Потеревшись об него, Леонард добился встречного взгляда карих глаз. Завладев вниманием Спока, Маккой чуть прикусил кожу на его шее и скользнул ладонями по поджарым ягодицам вулканца. Сжав их и толкаясь в бедра Спока своей растущей эрекцией, Леонард зашептал:

- Мне нужно немного времени для завершения всех анализов, - дорожка из поцелуев на шее с каждым новым словом поднималась всё выше, к самому кончику уха Спока. Слушая, как участилось дыхание вулканца, Леонард в который раз удивился восприимчивости и отзывчивости Спока перед его ласками.

- Приходи в мою каюту через час. Там тебя будет ждать массаж, идеально подходящий для беременных, - прошептал доктор, касаясь губами и языком уха Спока. В этот момент чуть прикрытые глаза Маккоя лучились от восторга и радостного возбуждения.

****

- Боунс, что происходит со Споком? – войдя в лазарет, Джим тут же набросился на доктора с вопросами. – После вчерашнего медосмотра он будто не в себе.

- Это вполне нормально в его состоянии. Гормональные изменения затрагивают нервную систему и…

- Боунс, говори точнее. Что с ним?

- Он вынашивает ребенка.

- Беременный?!

- Да, у вулканцев такое нечасто, но бывает. И, Джим, я давно хотел тебе сказать про…

- Боунс! Если ты не спятил, то ведь у него будет ребенок! – широко распахнутые глаза Джима засияли.

- Джим, очнись! Именно об этом я и говорю! У Спока будет ребенок!

- Но ведь это же замечательно! У нас будет ребенок! - сияли уже не только глаза, но и сам капитан.

- Джим!

- Этот ребенок… я…

- Да, ребенок, и мне давно следовало тебе сказать…

- Отец…

- … что мы со Споком уже год как…

- Я буду отцом!

- Джим, ты, конечно, капитан и, если сравнивать экипаж корабля с одной большой семьей, то я не оспариваю твою правоту, но поверь моему опыту – этого мало, чтобы быть отцом. Я больше не могу от тебя скрывать, что мы со Споком ждем…

- Боунс! У меня будет ребенок!

- Джим! Ребенок будет у Спока! У Спока будет мой ребенок!

Между капитаном и доктором повисла напряженная тишина. У Джима дернулась щека и до опасного изменился взгляд. Сжав кулаки и четко проговаривая каждое слово, он спросил:

- Мне послышалось или ты только что сказал, что вы со Споком встречаетесь и у вас будет ребенок?

- А почему ты решил, что у тебя тоже будет ребенок?

- Черт подери, Боунс! – вскрикнув, Джим вцепился ему в воротник и, встряхивая Маккоя в захвате, он прошипел: – Что между вами происходит?

- Мы с ним уже год как встречаемся и… Джим! – закричал Маккой, пытаясь освободиться от его рук. - Да что с тобой?! Ты что, ревнуешь? Черт! Ты тоже с ним…

- Господа.

- Спок!! – вскрикнули оба, повернув головы к возникшему в дверном проеме коммандеру.

Закрываясь, двери плавно прошуршали за его спиной. Сделав несколько шагов ко сцепившемуся в доктора капитану, он произнес:

- Будет ошибочно предположить, что я не являюсь причиной вашего эмоционально-окрашенного диалога, поэтому я вынужден вас попросить…

- Ах ты, сукин сын! – лицо Джима исказилось.

Оттолкнув Боунса, он кинулся к вулканцу. Доктор, быстро восстановив равновесие, догнал капитана, и, выкручивая ему за спину руки, повис на нем.

- Джим! Не трогай его, он носит ребенка!

Не уклоняясь от Джима и не делая попыток объясниться, Спок стоял перед разгневанным и рвущимся к нему капитаном.

- Возможно, стоит продолжить нашу беседу, когда вы станете готовы к конструктивному диалогу, - чуть кивнув, Спок развернулся и быстро вышел из медотсека.

- Можешь меня отпустить.

- Стой. Ты никуда не пойдешь в таком состоянии!

Поправляя свою одежду и не глядя ему в глаза, Джим язвительно выплюнул свой вопрос:

- Предпочитаешь первым броситься за ним?

- Никто из нас сейчас не выйдет из лазарета. Нам нужно поговорить. Выпьешь?

Усталый кивок, после которого последовал непонятный вопрос:

- Он у тебя ночует?

Нахмуренный и раскрасневшийся Маккой, поглядывая на Кирка, разлил виски по стаканам. После того, как Джим плюхнулся на свободный стул, он протянул ему стакан. Осушив свой, доктор хмуро спросил:

- Джим, это всё, что тебя интересует?

Опрокинув в себя отчего-то вдруг ставшую безвкусной жидкость Кирк ответил:

- Значит, вы с ним тоже год как трахаетесь.

- Мы не просто трахаемся, мы встречаемся, у нас отношения! - запротестовал разом поникший Маккой.

- Он ночует у тебя?

- Нет, но… - поморщившись от догадки, Боунс спросил: - Значит у тебя?!

- Нет, никогда. – И чуть подумав: - А почему ты решил, что у вас отношения?

- Мы встречаемся, он сам обычно начинает, приходит ко мне и …

- Стоп! Есть возможность сейчас установить, чьего ребенка он вынашивает?

- Это рискованно, к тому же с его сумасшедшей физиологией… нет, пока ребенок не родится, я не пойду на такое.

Врач потянулся за бутылкой:

- Еще?

- Давай.

Через пару глотков и секунды тягостного молчания, Джим спросил:

- Так значит, он сам к тебе приходит?

- Джим, я не намерен делиться с тобой подробностями наших отношений!

- Ну, а рассказать, как начались эти ваши… отношения, ты можешь?

- Да, но тогда без обид. – Разбалтывая оставшуюся на дне стакана жидкость, Леонард Маккой погрузился в воспоминания. - Это началось почти сразу после возвращения Спока на Энтерпрайз, хотя для меня всё началось намного раньше – он мне понравился, когда я увидел его в первый раз, он еще был твоим обвинителем. А дальше, попав на корабль, я просто мог быть рядом, смотреть на него с тихой надеждой, что когда-нибудь у меня появится шанс. И знаешь что - оглядываясь назад, я, наверное, должен тебя поблагодарить – ты подставил его, вынудив оставить капитанское кресло, и это сразу после гибели его матери и Вулкана, но я ни в чем тебя не обвиняю, хотя тогда я был разочарован в тебе, и мне было невыносимо жалко его - но ты дал мне повод для бесед с ним. Раз за разом я выражал ему свою поддержку и сочувствие, а потом просто говорил с ним, рассказывал о себе. И это подействовало. Может, он стал мне больше доверять, мне это неизвестно – он не говорил о себе. Зато мы с ним стали часто видеться и в один момент между нами это произошло. Возможно, я сам его подвел к этому, но мы стали близки.



- Мистер Маккой… Леонард, – поправился Спок под недовольным взглядом главного врача. – Это не логично, расслаблять и тонизировать одновременно.

- Рад слышать, что ты считаешь нелогичным эффект от него, а не сам массаж. Поэтому предлагаю проверить его действие на практике.


Маккой улыбался одними губами, в то время как его глаза светились холодной решимостью – врач был возбужден возникшей между ними интимностью и планомерной, но такой неожиданной откровенностью беседы. Наслаждаясь ею и боясь спугнуть, он уже битый час спорил со Споком об эффективности человеческих практик расслабления перед вулканскими. Не сдаваясь и сам в полной мере в себя не веря, Леонард предложил последний вариант, чтобы убедить Спока в своей правоте – испытать массаж на практике. И, к его удивлению, Спок легко согласился.


Отведя взгляд от выполнявшего его инструкции Спока, доктор продолжал мысленно видеть перед собой раздевающегося вулканца. Но внутренние изыскания Леонарда не продлились долго – его обнаженный по пояс друг лег на кушетку и, положив голову на руки, искоса поглядывал на доктора. У Леонарда покалывало в пальцах от желания прикоснуться к вулканцу. Его тело, лежащее на широкой поверхности кровати, выглядело утонченным и даже хрупким, а кожа спины была подсвечена искусственным светом ламп, отчего казалась нереально гладкой. Пара шагов - и смоченные в масле пальцы легли на горячую и удивительно нежную кожу Спока.


В тот вечер Леонард Маккой оказался прав в одном – на отдельно взятых вулканцев, массаж оказывал только тонизирующее действие. В чем он имел возможность убедиться, когда через некоторое время Спок, перевернувшись на спину, попросил доктора продолжать массаж на другой открывшейся ему стороне тела. Леонарду это предложение показалось логичным и обоснованным. И очень, очень желанным…




- Джим, а как у тебя с ним началось?



- Капитан, разрешите войти.


- Проходи, Спок, ты как раз вовремя, – и хотя Джим уже был готов считать минуты до прихода пунктуального Спока, но с его приходом он не подал и вида, что ждал его.


Игра для него сразу как-то не пошла - всё еще сохраняя фигуры на доске, он делал хаотичные шаги и уступал позиции. Оторвавшись от шахмат, Спок внимательно посмотрел на Джима, после чего спросил: - Джим, как вы себя чувствуете, вы больны?


- Нет. С чего ты взял?


- По интенсивному цвету вашего кожного покрова. Он свидетельствует о повышенной температуре вашего тела. Учащенное дыхание и невнимательность могут быть предвестниками простудного заболевания.


Поняв, что Джим не собирается его комментировать, вулканец продолжил:


- Частота ваших взглядов на меня, предположительно указывает на то, что вам нужна помощь или вы пытаетесь неосознанно привлечь внимание. А ваше периодичное визуальное изучение таких частей моего тела как руки, плечи и губы, наводит меня на одну теорию. И с вашего разрешения, я бы хотел её проверить. Вы не будите возражать?


- Нет, - быстро ответил Кирк, пребывающий в легком замешательстве от услышанного.


- Тогда я начну. Джим, вы должны понимать, что в любой момент вы можете сказать мне «стоп», но как только вы произнесете это слово – это будет в первый и в последний раз. Я покину пределы вашей каюты, и вы никогда не узнаете, что могло последовать дальше, в этом случае наши отношения никогда не выйдут за рамки служебных и дружеских. Вам это понятно?


Замолчав, Спок наблюдал за реакцией Джима.


- Да. Не тяни.


- Сейчас вы еще можете сказать мне стоп.


- Это не то слово, которое ты от меня услышишь.


Джим был заинтригован происходящим, а доверие, испытываемое им к Споку, не допускало сомнений. Уверенно глядя в спокойное лицо друга, капитан ждал его следующего хода. Дав ему немного времени на раздумье и не получив отрицательного ответа, Спок произнес:


- Сейчас ты будешь делать только то, что я тебе скажу. Встань в центр комнаты и снимай всю свою одежду.


От неожиданности Джим часто заморгал. Его рот дернулся в вопросе, но Спок его опередил:


- Я не разрешал тебе говорить.


Что-то в голосе и во взгляде Спока заставляло Джима серьезно отнестись к его словам, а разом нахлынувшее возбуждение и любопытство смели заслон из неловкости и стеснения. Вмиг очутившись в центре комнаты и плавясь под жаром устремленных на него черных глаз, капитан виртуозно отбросил в сторону свой желтый свитер.


…И это было только начало.



- А никак. Я сколько мог, скрывал от него свой интерес. Но в какой-то момент он меня раскусил.

- Ты его любишь? - задумчиво спросил Маккой.

- Раньше думал, что да, а теперь… а ты?

- Да. И я хочу этого ребенка.

- Ты знаешь, на каком он сроке?

- 13 недель и несколько дней.

- Боунс, открывай календарь, будем считать.

Порывшись в ящике своего стола, доктор извлек на свет планшет. Выбрав на экране календарь, он чуть развернул экран к Джиму и принялся считать.

- Получается недельный промежуток, начинающийся сразу после экспедиции на Дельфа-Вегу. Во время исследования планеты нам всем было не до того, - Боунс бросил взгляд на капитана, тот ему кивнул и врач продолжил, - так что в расчет берем только этот период, - рассчитав быстрее Джима, произнес Леонард, обводя дни на экране карандашом.

– Мы тогда много работали вместе и были близки днем, когда он брал у меня образцы для исследований.



- Леонард, у меня есть еще один образец, требующий твоего пристального изучения.

Слишком увлеченный своими пробирками, Боунс не сразу заподозрил подвох.


- Хорошо, я сейчас подойду, а ты пока положи его на стол, - ответил тот по-прежнему не глядя на вошедшего.


Через пару минут, пометив и описав в журнале оставшиеся пробирки, доктор Маккой убрал их в бокс. После чего улыбаясь, он обернулся к поджидавшему его вулканцу.


Тогда он чудом поймал вырвавшийся из его рук медицинский ящик. Ведь, образец, лежащий на столе, как ни крути, действительно, требовал его пристального, внимательного и всестороннего изучения…




- Черт! Значит, вы здесь трахались, пока я был там, на мостике! Хорош помощник, да и друг у меня… находка просто.

- Джим, прости, я ничего не знал про тебя, - спохватился Маккой.

Плотно сжав губы и чуть ли не скрипя зубами, он пододвинул к себе стаканы и потянулся за бутылкой, чтобы разлить им остатки виски. Сунув в руку Джима на треть наполненный янтарной жидкостью стакан, Леонард сдавленно спросил:

- А у вас тогда тоже было?



- Капитан, - тихо позвал его Спок, когда они оказались наедине в лифте. У Джима чаще забилось сердце от одного только взгляда на вплотную подошедшего к нему вулканца. Сохраняя спокойствие, Джим посмотрел ему в глаза. Шепотом, но достаточно громко, чтобы Кирк слышал каждое его слово, Спок произнес:

- Я хочу, чтобы сегодня вечером вы овладели мной. Хочу чувствовать ваш член внутри себя, хочу быть заполненным вами. Вы ведь удовлетворите мое желание, капитан?


Не дожидаясь его ответа, Спок быстро вышел из раскрывшего двери лифта. Джим не сразу пришел в себя от этих слов. Наблюдая за удаляющимся вулканцем, ему потребовалось всё его самообладание и выдержка, чтобы пойти следом за ним на мостик.




Залпом осушив стакан и грохнув им об стол, так что Маккой от неожиданности вздрогнул, капитан ответил:

- Мы тогда с ним в первый раз попробовали поменяться.

- Вот ведь остроухий гоблин! – Леонард принялся тереть свои виски и покрасневшие глаза.

В комнате стало тихо, каждый думал о своем. Обведя пальцем край стакана и не глядя на Боунса, Джим спросил:

- Он вчера у тебя был?

- Конечно.

- Черт, Боунс, не искушай меня!

- Джим, он был только на медосмотре… он не пришел вечером… - у Маккоя побелели губы. Желая внести ясность, он спросил: - Вчера вы с ним были вместе, так?

- Боунс! Если бы мы были вместе, я бы тебя не спрашивал! - Прокричав, Джим поднялся и направился в сторону коммуникатора.

- Джим, постой! Что ты ему скажешь?! – догоняя Кирка, Маккой потянул его за локоть, не желая замечать, как тот вырвал руку из его захвата. Обернувшись к нему, Джим вскрикнул:

- Я должен знать, зачем ему это было нужно! С дороги, Боунс!



***

Вошедшего в лазарет Спока сопровождала удивительная тишина. Сохраняя невозмутимый вид, он кивнул Джиму, затем перевел взгляд на Боунса, стоящего чуть поодаль от него. Встав напротив них, вулканец сложил за спиной руки и замер в ожидании. Прошла минута молчания, за которую Боунс лихорадочно смотрел то на Джима, то на Спока, иногда встречаясь с его непроницаемым взглядом. Капитан понял, что своим молчанием ничего не добьется от вулканца и настало его время вносить ясность.

- Зачем ты с нами это сделал?

- Прошу уточнить вопрос.

- Спок! – сорвался Джим и подскочил к вулканцу. Тут же к ним подлетел Боунс. – Ты трахался с нами обоими и скрывал это от нас! Зачем?!

Переведя взгляд с капитана на Боунса, затем назад, тот ответил:

- Сочтя свое желание в достаточной мере обоснованным, я решил, что будет логичным проверить эту потребность на практике и в сравнении.

- Что!? Значит всё это время ты нас сравнивал? – выкрикивая слова, Маккой ближе подошел к Споку.

- Леонард, это было только первоначально.

Капитан, видя, что еще секунда и Боунс вцепится в Спока и тогда ему точно не добиться от вулканца объяснений, взял ситуацию под свой контроль:

- Стоп! Боунс, займи кресло за своим рабочим столом, а ты, Спок, сядь туда. И это приказ.

Когда все, подчиняясь, уселись на свои места, Джим в раздумье опустился на свой стул.

- Ладно, так и быть, - внимательно посмотрев на возмущенного доктора, он продолжил – мы с Боунсом задаем вопросы по очереди, я начинаю. Спок, ты говорил о чем-то, связанном с твоим желанием, что ты имел в виду?

- После гибели Вулкана и моей пары я оказался свободен от уз, связывавших меня с избранной. Сам того не желая, я начал испытывать любопытство, переросшее в физиологическую потребность. Она была настолько сильной и навязчивой, что, поняв, сколько моих ресурсов уйдет на сопротивление ей, я решил, что целесообразнее будет её удовлетворить.

- Спок! О какой потребности ты говоришь, черт возьми?! – вскрикнул, прервав его Маккой.

- Леонард, - Спок опустил взгляд, а затем резко вскинул на доктора свои пылающие глаза, в которых не было ни следа от его былой сдержанности и беспристрастности – жидкий огонь его концентрированного желания ознобом прошелся по телу Боунса и заставил вздрогнуть доктора. – Ты по себе знаешь, какого рода потребность я испытывал и всё еще продолжаю испытывать.

- Так! – сдавленно произнес Джим. – Значит, был я тебе нужен для сравнения. И что, почувствовал разницу? Понял, с кем трахаться лучше, да?

- Джим, безусловно, вы разные. А что до твоего выражения, то трахаться лучше с вами обоими. И я бы хотел всё оставить как есть, если вы не возражаете.

- ЧТО?!

- В данной ситуации я бы хотел продолжить наши с вами отношения. Предполагаю, что в результате вашего сегодняшнего обсуждения у вас могли возникнуть свои предложения, которые было бы уместно сейчас обсудить, чтобы учесть интересы всех присутствующих.

- Да ты не в своем уме! Это всё гормоны!

- Леонард, если вас не устраивают наши отношения, то что именно в них вас не устраивает?

- Меня всё устраивало, пока я не узнал о нем! – Боунс вскинул рукой в сторону капитана. Затем произнес на вздохе: – Я верил тебе!

- Леонард, я не обманывал вашего доверия. То, что в ваших глазах может выглядеть как измена, для меня таковым не является – мы с вами не оформляли официальных отношений и не являемся парой с общественной точки зрения. Вспомните, вы сами 8 раз настаивали на конфиденциальности и 2 раза упоминали о своем нежелании заводить серьезные отношения.

- Спок… вот ведь… кто бы мог подумать, что ты это так воспримешь.

- Ну а со мной-то что? Чего тебе не хватало со мной, чтобы ты прыгал из моей постели к Боунсу?! Да ты даже не знаешь, от кого у тебя ребенок!

- Джим, меня устроит любое отцовство моего ребенка, - Спок в задумчивости посмотрел на пол, затем не спеша ответил: - Вы с Леонардом очень разные, даже в схожих поведенческих ситуациях вы достаточно разные, чтобы я мог остановить свой выбор на одном из вас. По этой же причине я вынужден настаивать на продолжении наших отношений.

- А что если я не согласен?! – крикнул Джим.

- Поскольку я не намерен вас обоих принуждать, то приму это. Но отказ одного из вас для меня будет равнозначен отказу обоих. В этом случае мне потребуется заглушать свое влечение, возросшее по причине, как вы, Леонард, правильно отметили – гормональных изменений, я буду вынужден больше времени посвящать учению Сурака. Через месяц я уйду в отставку, чтобы подготовиться к воспитанию ребенка и родам, которые в данном случае будут возможны только на Новом Вулкане.

- Что? Но я ведь не говорил, что тебя бросаю, – произнес Боунс. Но слова доктора утонули в вихре возмущения капитана:

- В отставку!? Ты что, забыл, где мы и чем мы здесь занимаемся?! Ты не имеешь права решать это один! – Джим перевел дух, взглянул на Боунса, а затем продолжил, - в любом случае это не только твой ребенок. Боунс не против, а я… я согласен при выполнении нескольких условий.

Задумавшись, Джим начал ходить кругами по врачебному кабинету.

- Условие номер один – только я и Боунс, и никого больше.

- Согласен.

- Условие номер два – встречаемся день через два, день со мной, день с ним и один день твой. День подразумевает и ночь. Не обязательно для секса, но при обоюдном желании и если это не будет вредить ребенку или тебе, он не исключается.

- Мне это подходит.

Кирк перевел взгляд со Спока на Боунса. Вулканец приподняв бровь, тоже смотрел на доктора. Поняв, что другие ждут его решения, Боунс им кивнул.

- И последнее. Независимо от того, кто из нас окажется отцом твоего ребенка, ты не будешь принимать относительно него самостоятельных решений. Его отец тоже будет принимать участие в его судьбе.

- Согласен.

- И еще, это просто просьба – не уходи в отставку, отпуск я тебе устрою и без этого.

- А роды я проведу сам – подал голос, молчавший всё это время Боунс. – Не нужно тебе из-за этого лететь на Новый Вулкан.

- Мне это подходит.



А дальше - всё изменилось.

Спок счел логичным обозначить этот день как первый.

Первый, принадлежащий Джиму день.

И ночь - их ночь, та самая, которую они делили не только на двоих. Ведь в ней всегда был третий. Третий – вносящий новый смысл в их отношения и вынуждавший Джима вспоминать, что они принадлежат не только друг другу. А за эти ощущения Спок платил Джиму своим телом. И тогда его не успевшие зажить синяки и укусы отметинами чужой страсти оседали осадком в душе Боунса. То была ревность. Ревность и что-то еще, в чем доктор был не готов себе признаться, даже когда мысленно представлял то, как Джим трахал Спока, чтобы, удерживая его, оставить эти синяки. Или то, как Спок мог стонать под ним, когда Джим, вбиваясь в него, кончал, помечая его тело своими зубами. Или то, как часто Джим овладевал им за ночь, раз ему даже не нужно было на следующий вечер подготавливать Спока к своему проникновению.

Но вулканца это устраивало.

И он готов им дать большее.

И общее.

Обоим, но в обмен.



Но это уже другая история…

@темы: humor, Кирк/Спок, Маккой/Спок., фанфик

Комментарии
2010-11-18 в 20:47 

kyrenai
Когда любят - не насилуют. Ни тело, ни душу!
Не понимаю таких отношений. Любимый человек должен быть один!!!

2010-11-18 в 21:48 

Наэлектризованно.
kyrenai это безусловно, но в фан-творчестве наши жизненные взгляды совсем не должны совпадать с тем о чем мы пишем или читаем, а мужчины они и вовсе устроены иначе, они могут любить двоих одновременно

2013-03-23 в 23:11 

EL.Se.
«Попробуй...» — шепнула Мечта. «Бла-бла-бла» — зевнул Похуизм... (с)
написано, несомненно хорошо, грамотно и вообще... но извините, это самый паршивый, с эмоциональной точки зрения, мпрег, который я читала пойду напьюсь ))

2014-04-06 в 19:33 

LiluKris
Ты меня бросишь, я знаю, можешь не оправдываться - все бросают и ты не исключение...
*случайно наткнулся*
:gigi: а мне понравилось!...
Спок жестокий)
:vo:

   

multi_mpreg

главная